Николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Читать онлайн Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости автора Талеб Нассим Николас - RuLit - Страница 8. 69 рецензий на книгу «Черный лебедь». Под знаком непредсказуемости авторов Нассим Николас Талеб, Нассім Ніколас Талеб. Читайте интересные рецензии и отзывы читателей на книгу «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)», Нассим Николас Талеб.

Чёрный лебедь (теория) — Википедия

В-третьих, человеческая природа заставляет нас придумывать объяснения случившемуся после того, как оно случилось, делая событие, сначала воспринятое как сюрприз, объяснимым и предсказуемым. Остановимся и проанализируем эту триаду: Подумайте, как мало помогли бы вам ваши знания о мире, если бы перед войной года вы вдруг захотели представить дальнейший ход истории.

Только не обманывайте себя, вспоминая то, чем набили вам голову занудные школьные учителя. Например, вы бы могли предвидеть приход Гитлера к власти и мировую войну? А стремительный распад советского блока?

А вспышку мусульманского фундаментализма? А крах рынка в году и уж совсем неожиданное возрождение? Буквально все, что имеет хоть какую-то значимость. Сочетание малой предсказуемости с силой воздействия превращает Черного лебедя в загадку, но наша книга все-таки не об.

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Она главным образом о нашем нежелании признавать, что он существует! Причем я имею в виду не только вас, вашего кузена Джо и меня, а почти всех представителей так называемых общественных наук, которые вот уже больше столетия тешат себя ложной надеждой на то, что их методами можно измерить неопределенность.

Применение неконкретных наук к проблемам реального мира дает смехотворный эффект. Мне довелось видеть, как это происходит в области экономики и финансов.

Чёрный лебедь (теория)

Он почти наверняка назовет вам критерий, исключающий вероятность Черного лебедя — то есть такой, который можно использовать для прогноза рисков примерно с тем же успехом, что и астрологию мы увидим, как интеллектуальное надувательство облачают в математические одежды.

И так во всех гуманитарных сферах. Почему мы сосредоточиваемся на мелочах, а не на возможных значительных событиях, несмотря на их совершенно очевидное гигантское влияние? И — если вы еще не упустили нить моих рассуждений — почему чтение газеты уменьшает наши знания о мире? Несложно понять, что жизнь определяется кумулятивным эффектом ряда значительных потрясений.

  • Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)
  • Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости

Можно проникнуться сознанием роли Черных лебедей, не вставая с кресла или с барного табурета. Вот вам простое упражнение. Перечислите значительные события, технологические усовершенствования, происшедшие с момента вашего рождения, и сравните их с тем, какими они виделись в перспективе.

Сколькие из них прибыли по расписанию? Взгляните на свою личную жизнь, на выбор профессии или встречи с любимыми, на отьезд из родных мест, на предательства, с которыми пришлось столкнуться, на внезапное обогащение или обнищание. Часто ли эти события происходили по плану? Чего вы не знаете Логика Черного лебедя делает то, чего вы не знаете, гораздо более важным, чем то, что вы знаете.

Ведь если вдуматься, то многие Черные лебеди явились в мир и потрясли его именно потому, что их никто не ждал. Возьмем теракты 11 сентября года: Это побрякушка, позволяющая нам выделиться среди окружающих. Поэтому склонность фокусировать внимание на уже известном, столь обидная для Эко, — это общечеловеческая слабость, распространяющаяся на всю нашу умственную деятельность.

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Люди не размахивают своими антирезюме и не рассказы-вают вам про все, чего они не изучили и не опробовали этим займутся конкурентыно вообще-то это было бы нелишним. Стоило бы перевернуть с ног на голову логику знания так же, как мы перевернули библиотечную логику.

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Учтите, что Черный лебедь возникает из нашего непонимания вероятности сюрпризов, этих непрочитанных книг, потому что мы с излишней серьезностью относимся к тому, что знаем. Давайте назовем такого антиученого — сосредоточенного главным образом на непрочитанных книгах и пытающегося видеть в своем знании не сокровище, не собственность и даже не средство самоутверждения — эмпириком-скептиком. В этой части я буду говорить о нашем отношении к знанию и о том, что мы доверяем рассказу больше, чем опыту.

Глава 1 посвящена Черному лебедю, порожденному историей моей собственной одержимости. В главе 3 я провожу черту между двумя видами случайности. Глава 4 ненадолго возвращается к истокам проблемы Черного лебедя — к нашей тенденции обобщать то, что видим. Затем будут представлены три аспекта одной и той же "чернолебяжьей" проблемы: В главе 9 развенчивается опаснейшая иллюзия, будто можно учиться играя.

Нассим Талеб: Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости

Годы учения эмпирика-скептика Глава 1. Годы учения эмпирика-скептика Это не автобиография, поэтому я пропущу военные сцены. Вообще-то я пропустил бы военные сцены, даже если бы это была автобиография.

Мне не переплюнуть ни боевики, ни мемуары знаменитых искателей приключений. Уж лучше я сосредоточусь на своей сфере — случае и неопределенности.

Это место имело больше общего с главными городами Восточного Средиземноморья называемого также Левантомнежели с континентальным Ближним Востоком плавать на корабле было легче, чем лазить по горам.